?

Log in

No account? Create an account

Родной край

DSC02314
DSC02315
Река Тосна
DSC02239
DSC02252
Мототрасса у деревни Надино
DSC02248

тайна беззакония

Вот мысль пришла по поводу тайной канцелярии, которую при Петре1 создали. (может и раньше" тайный приказ" до Петра был)
Цари сменялись, крутились войны и дворцовые перевороты, а тайная канцелярия жила своей жизнью. Жизнью никому не видной, и многим совсем не известной. И нарушилась эта размеренная жизнь, затаившегося в логове осьминога, который питался азиатским способом производства, думаю при поражении в крымской войне. Отмена крепостного права не входила в планы тайного осьминога. И то что страна медленно, но уверенно шла к капитализму и буржуазной революции, сильно беспокоило тайную службу. Клин клином выбивают, и царская охранка берет под контроль все революционные движения. Известно, что все революционеры стучали друг на друга, почти все были осведомители. "Русскую" революцию сделали агенты царской охранки. Надо отдать должное расчету нелюди: 1-е  главный враг азиатского способа производства - это буржуа, 2-е царизм не спасти,  надо найти ему более адекватную замену. И на царизм решено было не ставить, а ставить на еврейских большевиков и проч.  Революция очистила россию от буржиазии. Страна потихоньку вернулась к азиатскому способу производства.
Интересно, что в 1917 полностью сгорел весь архив царской охранки. ВЕСЬ! Еще бы... тогда бы стало ясно, что власть не переходила  из рук царя к временному правительству и к большевикам, а оставалась в одних и тех же руках.  Это как  срезать сорняк, но оставить корень, вырастет новый такой же сорняк. Когда СССР начал обрастать мещанскими ценностями и потянулся в мечтах к западной жизни, тайная служба  слила совок под фанфары, но при этом фундамент государства монстра остался прежним. И сегодняшняя регенерация совка закономерна. Тайные генералы ведут свою родословную от палеологов еще со времен Ивана Грозного. (надо дополнять)

Готы, скифы

Дед (по материнской линии) родился 1931 году  в деревне Большая Дмитриевка Саратовской области на берегу реки Карамыш левый приток реки Медведица. Рассказывал,  что до войны  много немецких деревень находилось в этих краях. Причем русские, немецкие, татарские деревни в поволжье расположены были хаотично. И немцы эти, как он (да и все наверное) думал жили тут всегда. И уже потом когда их выселили массово в киргизию, узнал что это Петр1 и Екатерина2 их завезли суда жить. А товарищ Сталин опасался, что немцы воспылают любовью к рейху и в спину СССРу ударят. Это так нам приказано думать было, но вот есть сомнение. А может и не приезжали эти немцы,а как и татары, и русь - автохтоны. Они запросто могут быть потомками готов из причерноморья. Переезд "родственников" из Пруссии не меняет дела, готы ведь еще  при Бусе Белояре тут были. Уж если с Азова до Дуная дотопали (и даже в скандинавию), то к Волге что мешало?  Вот и боялся Сталин, что Гитлер разыграет "готскую" карту.
Разглядывая карту гаплогрупп европы вспомнилась теория, что русские - не столько  славяне, сколько скифы. Получается русскими называют потомков скифов (готов?) -R1a-70%,
славян I1b -23%, финно-угров и балтских народов N1-7%, .
http://jupiters.narod.ru/history8.htm

Oct. 23rd, 2012

shulikun    

Шуликин (Шуликун, Шиликун) "Персонажи славянской мифологии".  (Художник В.А.Кононенко)

Шуликины – это мелкие демонические существа, святочный персонаж, известный главным образом на русском севере, а так же в Сибири: фантастическое существо,  смешанного зооантропоморфного облика. В нем было что-то от человека и от птицы (шулика – коршун юж. русское). При этом как все духи, они амбивалентны: могут творить и доброе, и злое. Они связаны с водой и одновременно с огнем, кузницей, железом. По народным поверьям, они появляются из воды в канун Рождества на период Святок, а исчезают в Крещение, скрываясь в воде. В Сибири считали, что шуликуны вылезают также после водосвятия из крещенской иордани, а позднее туда же возвращаются. Тем же словом называли и святочных ряженых, в первую очередь, парней, пугавших девушек во время гаданий и вечорок. В шуликинов  рядились, одевая вывернутую шубу и конусовидный головной убор, так как  по севернорусским поверьям, шуликины являются в остроконечных железных шапках. Они носят белые самотканые кафтаны с кушаками или пеструю одежду. Шуликины ездили верхом на железных конях, или на печи, или в железных санях, изо рта у них огонь. В место ступней копытца. Кое-где считали, что у этих демонологических существ нет пяток, что сближает их с образом черта, которому приписывали такой «нечеловеческий» признак, как отсутствие пяток, и зачастую называли «беспятым». Сибирские же «шишкуны», по поверьям, имеют конские ноги. За частую они воспринимались как маленькие человечки, ростом с кулачок, иногда чуть побольше. Они заглядывают в окна, причем человек, увидевший в окошко шуликина, может умиреть. Характерно, что они опасны для женщин, девиц и детей, которых, по поверью, уносят в прорубь, если они не очертятся во время гаданий. (Заметьте не перекрестятся, а очертятся. Вспомним Гоголя: Хома Брут очерчивал вокруг себя магический круг). В некоторых местных традициях происхождение шуликунов, как и русалок, связывалось с идеей неправильной смерти. Так, в Вологодской губернии полагали, что шуликуны — это проклятые или погубленные матерями дети, которые до времени находятся у нечистой силы, а на Святки выходят погулять. По сути они — это маленькие водяные чертенята. В разных местах их названия несколько различались: «шуликины», «шуликуны», «шиликуны», «шулюкуны», «шалыханы», «шишкуны» и т.д. Мнения исследователей о происхождении этих именований разнятся. Одни ученые считают, что они восходят к древнеславянскому слову «шуй», означающему «левый, плохой, нечистый», то есть несущему комплекс значений, соответствующих в мифологическом мировосприятии признакам нечистой силы. Другие специалисты возводят эти именования к иноязычным словам: татарскому «шульган» — «злой дух, подводный царь, пасущий под водой бесчисленные стада скота».
В некоторых местностях полагали, что своими острыми железными шапками – колпаками  шуликуны пробивают лед, чтобы выбраться на землю. О причастности шуликунов к «иному» миру свидетельствует тот факт, что на Русском Севере и в Сибири этим словом называли также святочных ряженых, во внешнем облике которых были очевидны признаки покойника: белая одежда, лицо, покрытое белой глиной или углем, репяные зубы во рту. Образы шуликунов-демонов с шуликунами-ряжеными сближал головной убор: последние надевали на голову остроконечный колпак из бересты.
В народных поверьях прослеживается связь шуликунов не только со стихией воды, но и со стихией огня. С пышущим огнем изо рта они бегают по улице, держа в руках сковородку с горячими угольями или железный каленый крюк, которым хватают людей, чтобы сжечь. Кое-где даже их воображали ездящими не только тройке лошадей в железных санях, но и в железных ступах, а также на «каленых» печах. Кроме того, в Вологодской губернии с печью связывалось появление шуликунов на земле: крестьяне полагали, что эти демоны — младенцы, которых на Святках рождает кикимора, и новорожденные вылетают через печную трубу на улицу, где пребывают до Крещения, а затем уходят в воду.
Мифологические рассказы повествуют, как правило, не об одном, а о многих шуликинах. Действительно, по поверьям, они всегда живут и ходят по деревням артелями. Поселяются они обычно в заброшенных строениях, но могут проникнуть и в избу, если хозяйка не испечет креста из хлеба. В таком случае их бывает очень трудно выжить из избы. В Пермской губернии рассказывали, что шуликуны на Святки толкутся ватагами на перекрестках дорог или около прорубей. Иногда их можно увидеть и в лесу.
По отношению к человеку шуликуны выступают как мелкие пакостники. Они дразнят подгулявших пьяных мужиков, кружат их и толкают в грязь или сугроб, иногда не причиняя никакого серьезного вреда. В Тобольской губернии ленивой пряхе, которая до Святок не успела сделать свою работу, говорили: «Шуликин утащит кудельку!», а подчас, что утянет и ее саму, а в Новгородской говорили: «Шуликин в кудель насрёт». Во многих местах верили, что шуликины похищают вообще все оставленное в избе или амбаре без благословения: и вещи, и съестные припасы. Несмотря на общую специфику деятельности шуликинов как мелкого вредительства, людям все же известны рассказы и о том, что они могут заманить человека к проруби и утопить в реке. В некоторых местах рассказывали, что они своими острыми шапками долбят лед и пихают человека в воду.
По поверьям, ночами шуликины бегают по деревне и заглядывают в окна, пугая детей. Поэтому ими взрослые часто стращали детей, если те плакали ближе к ночи или хотели куда-нибудь уйти далеко от дома. Обычно в таких случаях говорили:«Спи, а то шуликины придут». В сибирских деревнях детворе наказывали: «Не ходи в лес — шуликин (шуликун) пымает». Вот способ святочного гадания на коже: девушки бежали ночью на перекресток дорог или лед замерзшей реки, расстилали коровью кожу, садились на нее, и, произнеся магическую формулу, зажмурившись, ждали знаков своей будущей судьбы. Нужно было обязательно очертить вокруг кожи магический круг, непроходимый для нечистой силы. Этот способ гадания считался очень страшным, рассказывали, как "шуликины кого-то на коже в пролубь потянули.. Шуликины на железных ступах ходят" (Ж 1911 г. р., [АМАЭ. Д. 1508] Архангельская обл., Пинежский р-н, с. Веркола, 1986 г.; см. о том же: [Д. 1624. Л. 8] Архангельская

обл., Пинежский р-н, д. Явзора, 1988 г.). Шуликинами называли как бесов, которые на железных конях, в железных шапках и огнем во рту на {Святки выходят из проруби, так и святочных ряженых О них потихонь-гку рассказывали на посиделках в святочные вечера. И вот после таких рассказов "бабы говорят: "Пойдите, девки, на коже погадайте!" Дак они пошли на лед, очертили (кожу), а хвост не очертили. Их и поташшило за хвост к проруби. Одна догадливая была девушка, быстро очертила хвост, да на шее крестик был - его к хвосту привязала. Ну и отпустило" ([АМАЭ. Д. 1621. Л. 52] Архангельская обл., Вельский р-н, с. Благовещенск, 1988 г.). Надо ли уточнять, что парни не упускали подобных случаев подшутить над девушками. Крестьяне верили, что «шуликаны» - дети кикиморы, которые рождаются в Святки, в ненастные ночи и вылетают из трубы на улицу, где живут до Крещения. Они могут показаться ворожащим девушкам в виде чертенят чёрного цвета, с маленькими рожками и козлиными ножками. Здесь же «шуликанов» воспринимали как «мальчишек» - пакостников и шалунов, живущих артелями в заброшенных постройках. Они делают мелкие гадости: могут пьяного в лужу завести, столкнуть в грязь человека и т.д.

Если шуликуны не отличают ряженых людей от своих това­рищей, то обилие ряженых людей должно составить водяным шуликунам веселую компанию. В этом нужно видеть одну из глав­ных причин святочного маскированья. Очевидно, предполагается, что эта веселая компания привлечет на сушу шуликунов из воды и доставит им удовольствие. Подобным образом русские предостав­ляют весною разные развлечения русалкам [Зеленин 19166, с. 279],
Вот эти шуликаны и выполняли в приангарских деревнях роль своеобразного Деда Мороза: с вечера дети выносили во двор наволочки или мешочки, прикрепляли их там, а поутру находили в них подарки. Родители, которые тайком подкладывали туда что-нибудь сладкое или выпечку, объясняли, что это шуликаны принесли.




Из проруби, из памяти – январской полыньи
Вдруг явятся весёлые шуликины мои.

Пойдут шутить шуликины, пойдут шукать они,
Какой бы номер выкинуть на святочные дни.

Ах, милые проказники, шугнуть бы вас пора,
И несмотря на праздники, прогнать бы со двора!

А ты, как в святки принято, напялишь балахон,
Пойдёшь «гонять шуликинов», и сам ты – шулихон.

Шуликины- шумихины, для смеху, не назло
Картошиной на ниточке всю ночь стучат в окно,

Иль пёрышко куриное опустят к вам в трубу –
И весело шутихинам, что дым пойдёт в избУ.

Ворота приморожены – знать, политы водой,
И ты открыть не можешь их, кричишь: «Сосед, открой!»

Обрушена поленница,  и санок – не ищи
(Их тоже не поленятся шутихины стащить).

Лопаты, палки лыжные на крыше ты нашёл,
А вдоль дороги видится из мётел частокол…

Шуликины - проказники, весёлые мои,
Являются из памяти – январской полыньи...

Шебаркнется да стукнется... А я вас не боюсь,-
Пусть иногда аукнется языческая Русь!

( стихотворение Галина Рудакова)